Министерство Здравоохранения РФФГБУ "Национальный медицинский исследовательский центр
онкологии им. Н.Н. Блохина" Минздрава России

EN

Регистратура

Заведи друга

Диагностика

Отзывы

Все

Наркоз собакам и кошкам. Интервью с анестезиологом

17 января 2018

«Мне сказали, что операцию делать нельзя, так как моя собака (кошка) не перенесёт наркоза» — эту фразу ветеринарные врачи часто слышат от владельцев домашних животных. О том, откуда взялся этот миф, почему он продолжает жить и что на самом деле представляет из себя современная ветеринарная анестезиология, мы поговорили с главным врачом ветеринарной клиники «Биоконтроль», руководителем отделения анестезиологии, реанимации и интенсивной терапии, президентом ветеринарного анестезиологического общества ВИТАР, кандидатом биологических наук Евгением Александровичем Корнюшенковым.

— Расскажите, пожалуйста, для начала, какие виды наркоза для животных существуют?

— Наркоз для животных существует тех же видов, что и для людей. Это внутривенное введение препарата. В некоторых случаях — для агрессивных или беспокойных животных, применяется внутримышечный вариант — для того, чтобы успокоить, а потом поставить катетер. Далее вводятся венные препараты, потом происходит интубация (постановка трубки в дыхательные пути) и далее проводится газовая анестезия.

Также не исключается и приветствуется регионарная анестезия, то есть местная.

 

— Бывает ли так, что используется сразу несколько видов анестезии?

— Да, такая анестезия называется комбинированной.

 

— Какие процедуры проводятся животным под общей анестезией и почему?

— Для животных, в отличие от людей, общая анестезия — очень частая процедура. Причина в том, что у ветеринарного врача не всегда есть возможность провести качественное обследование пациентов. Ведь наши пациенты не могут долго лежать с открытым ртом, если нужно провести обследование ротовой полости, или полежать без движения под рентгеновским аппаратом или в компьютерном томографе. Порой животные не дают хирургу полноценно осмотреть суставы, и тогда приходится делать животному седацию, чтобы животное успокоилось и расслабилось. Седация — это лёгкая анестезия, а наркоз — уже более глубокая.

Также под анестезией, разумеется, проводятся все оперативные вмешательства. Ну и осмотр агрессивных животных.

 

— Какие методы анестезии используются в «Биоконтроле»?

— В нашей клинике используются все современные методики, включая самые передовые, такие, как использование нейростимулятора для проведения блокад. То есть, мы подключаем специальный прибор, чтобы найти нерв, и рядом с этим нервом делаем анестезию. Это позволяет снизить количество общего наркоза и провести операцию только за счёт этой методики обезболивания. То есть, общего наркоза будет меньше, последствий будет меньше, выход животного из наркоза будет лучше и качественнее.

— А в чём особенность газового наркоза?

— В том, что газ поступает в лёгкие, и также обратно через лёгкие выходит. Он не метаболизируется в печени и почках, поэтому для пациентов с сопутствующими заболеваниями этих органов такой наркоз является безопасным.

 

— Есть ли у животных какие-либо противопоказания к общей анестезии? Вес, например, или возраст?

— Конечно же у животных бывают противопоказания к общей анестезии. Что касается возраста — это спорный вопрос. Возраст может быть, а может и не быть ограничением для наркоза, если наркоз необходим по жизненным показаниям. Вопрос не в возрасте, а в том, в каком состоянии находится животное. Для этого анестезиолог и проводит осмотр животного перед операцией.

— На что обращает внимание анестезиолог при осмотре животного перед операцией?

— У животных со сложной клинической ситуацией приходится прибегать к дополнительным исследованиям, таким как УЗИ сердца, взятие анализов крови, в том числе на коагулограмму и на газово-электролитный состав. Эти диагностические тесты позволяют врачу-анестезиологу определить степень риска. Существует шкала анестезиологического риска с пятью степенями. В силу специфики нашей клиники мы чаще всего имеем дело с животными от 2 до 4 степени риска.

— Что это за степени?

— Например,

  • 5 — это уже терминальное животное. В таких случаях нужно понимать, что даже если мы выполним пациенту операцию, которая требуется, вероятность его гибели высока;
  • 4 — это пациенты средней степени тяжести,
  • 3 — это возрастные животные, имеющие какие-то сопутствующие заболевания,
  • 2 — это фактически здоровое животное, но которому предстоит большая операция,
  • а 1 — это клинически здоровые животные, которым предстоит небольшая операция.

Поэтому, исходя из этой шкалы, у нас нет желания давать животному с 5 степенью анестезиологического риска наркоз. Он даётся лишь только в том случае, если есть хотя бы минимальный шанс, что операция даст возможность на выживание. С владельцами обязательно обсуждается то, что животное может погибнуть и на этапе вводного наркоза, и во время операции, и сразу же после операции. То есть риск максимальный, и связан не только с наркозом, но в целом со всей процедурой. Но проводить операции без наркоза нельзя. Наркоз существует именно для того, чтобы животное перенесло операцию.

 

— Почему же тогда в других клиниках возраст является противопоказанием к общему наркозу?

— Это неправильно. Это клиники, которые, по всей видимости, не обладают нормальным анестезиологическим набором и штатом. Не у каждой клиники есть возможность иметь в своей команде специализированных врачей-анестезиологов. Да, это направление развивается, но далеко не в каждой клинике. В «Биоконтроле» с 1992 года работает целая анестезиологическая служба, то есть врачи, которые занимаются только анестезиологией, и разбираются в этом вопросе намного больше, нежели врачи, которые одновременно и хирурги, и анестезиологи, и терапевты, и дерматологи в одном лице. Врач, который предоставляет широкий спектр услуг, не может быть профессионалом во всех областях. У нас люди занимаются конкретно этой специальностью, и за ними, как за лидерами мнения — адекватность принятия решения, адекватность такого понятия, как «правильный наркоз».

— Опишите процесс введения животного в состояние наркоза.

— Сначала животное осматривает врач-анестезиолог. Если противопоказаний нет, пациент допускается к проведению той или иной процедуры. Если процедура не сложная, то, как правило, премедикация не делается. Животному при хозяине ставится внутривенный катетер, далее вводится внутривенный препарат, и оно засыпает. После проводится исследование или процедура и наш пациент достаточно быстро просыпается.

Если же речь идёт об операции, то за 10-15 минут до самой процедуры внутримышечно или подкожно выполняется премедикация, то есть подготовка животного к анестезии. В премедикацию входят разные препараты, в том числе седативные, и препараты, которые профилактируют остановку сердца. Премедикация не является обязательной, только специалист решает, есть ли в ней необходимость. После премедикации ставится внутривенный катетер и вводится наркоз. В 99% случаев этот препарат «Пропофол», который давно доказал свою эффективность и безопасность и является одним из самых распространённых среди индукционных препаратов (препаратов для погружения в наркоз). Далее проходит интубация трахеи — это практически обязательное правило. Вводится трубка для того, чтобы животное могло спокойно дышать во время операции и ничего ему не мешало. Через неё поступает кислород, и после интубирования животное можно перевести уже на газовый наркоз, чтобы не вводить ему внутривенные препараты. Также необходимы различные варианты обезболивания. Если это системный препарат, то он также вводится внутривенно, а если используется ещё и методика регионарной анестезии, то берётся или эпидуральная анестезия либо, как мы уже это говорили, нейростимулятор.

— А если не использоваться обезболивающие? Животное будет что-то чувствовать? Ведь оно же спит?

— Во время операций обязательно измеряются разные психофизиологические параметры пациента, частота сердечных сокращений и дыхательных движений.  То есть, если животное испытывает боль, все эти параметры будут увеличиваться. И хотя животное не в сознании, эти показатели будут расти, в том числе, может быть и двигательная реакция. Такое недопустимо.

 

— И всё-таки, чувствуют ли животные что-то во время операции?

— Есть понятие «анестезия». Это обратимая потеря сознания. К обезболиванию это никакого отношения не имеет. А есть понятие «анальгетики». Это те препараты, которые устраняют болевую чувствительность. Соответственно, анальгетик не погружает пациента в глубокий сон. Он может быть сидированным, то есть сонным, но полностью спать он не будет, зато не будет чувствовать боли. А анестетик нужен для того, чтобы животное спало и не шевелилось. Если ввести одни анальгетики, животное не даст вам нормально работать. Поэтому всегда вводится два компонента: и анестезия, и анальгезия. Ну и, естественно, требуется расслабление мышц – миорелаксация. Это три обязательных составляющих полного анестезиологического пособия.

— Каким образом контролируется состояние животного во время операции?

— Пациент подключается к специальным датчикам для оценки параметров его состояния. Для контроля за работой сердечно-сосудистой системы делается ЭКГ, различными методами контролируется артериальное давление. Мы также оцениваем оксигенацию, то есть уровень поступления кислорода животному. Мы оцениваем вентиляцию – то, как животное отдаёт СО2, не накапливается ли он в организме. Мы оцениваем диурез, для этого пациентам ставятся мочевые катетеры — это очень важно при многочасовых операциях. Мы применяем такой лёгкий в использовании инструмент, как эзофагальный стетоскоп, который вводится непосредственно в пищевод.

В «Биоконтроле» есть высокотехнологичное оборудование —  наркозно-дыхательные аппараты. В них все показатели идут в едином блоке. Пациент подключается к оборудованию, а задача анестезиолога — следить за тем, как работает аппарат. Эти аппараты настолько «умны», что сами подстраиваются под пациентов. То есть, если даже животное не дышит, аппарат сам будет делать это за него. На сегодняшний день наибольшая ответственность лежит на враче-анестезиологе во время введения пациента в состояние наркоза и подключения к наркозно-дыхательному аппарату, а далее уже во время его пробуждения. Но несмотря на то, что у анестезиолога есть специальное оборудование, он должен смотреть на животное клинически.

— А как осуществляется вывод из наркоза?

— Примерно за 10 минут до конца операции, когда хирурги уже зашивают операционную рану, анестезиолог снижает количество препаратов, поступающих животному. Снижается газ, поступление анальгетиков, и к последнему шву животное уже должно самостоятельно дышать. Если операция была не очень сложная, плановая, то пациента переводят на спонтанное дыхание, и он помещается в наше отделение анестезиологии и реанимации, где плавно и аккуратно просыпается. Ему сразу назначаются обезболивающие различных групп.  Кому-то требуются более сильные обезболивающие, которые рассчитаны на несколько дней. В таких случаях животному приходится провести какое-то время здесь, в клинике.

— Почему операции и прочие процедуры под общим наркозом должны проводиться исключительно в специализированных клиниках, а не на дому?

— При современных условиях, которые могут быть обеспечены исключительно в клинике, смерть на операционном столе становится большой редкостью, за исключением операций на грудной полости или нейрохирургических операций, в которых высок риск именно хирургической ошибки.  Однако, при возникновении каких-либо сложностей, в условиях клиники есть возможность привлечь дополнительную бригаду врачей, которые смогут помочь. В профильных клиниках, как в нашей, есть дефибрилляторы, которые способны завести сердце. Есть банк донорской крови, которую при внезапных кровотечениях можно сразу же применить и спасти животное. В домашних условиях всё это невозможно.

По этим же причинам животное должно находиться под наблюдением в клинике и после операции. Одно из типичных осложнений после операций, особенно для маленьких животных — это охлаждение. Анестетики воздействуют на некоторые центры головного мозга, в том числе и на центр терморегуляции. Угнетение этого центра заставляет организм охлаждаться. Маленькая собака, когда у неё открыта брюшная полость, за полчаса операции может потерять до 2,5 -3 градусов. Современная система подогрева на основе инфракрасного излучения, которая у нас установлена, помогает избежать таких проблем.

Ещё один немаловажный факт — это обезболивание. На дому нельзя применять такие обезболивающие, как в клинике. Это запрещено законодательно. То есть, если владелец хочет, чтобы его животное было обезболено, то он должен понимать, что в домашних условиях ему не смогут предоставить такую возможность. Даже такие, казалось бы, несложные операции, как стерилизация и кастрация, являются очень болезненными.

 

— Какие бывают побочные эффекты от анестезии?

— Надо понимать, что не существует плохих препаратов, не существует простых манипуляций. Бывают плохие анестезиологи. Не стоит удивляться, что какой-то из препаратов может вызвать побочные явления со стороны сердца, со стороны дыхания, со стороны температуры, вызвать рвоту —  по той причине, что все средства анестезии воздействуют на центры головного мозга. Один из центров — ствол головного мозга, при воздействии на него препараты отключают сознание, усыпляя пациента. А другой центр находится в продолговатом мозге — это центр сердечно-сосудистый, дыхательный, терморегуляции, рвотный. Абсолютно все препараты воздействуют на эти центры, тем самым снижая частоту сердечных сокращений, частоту дыхательных движений, вызывают рвоту, снижают температуру. Просто они работают в большей или меньшей степени.

Все эти воздействия регулируются самим анестезиологом. Если пациент стабилен и подключён к системе мониторинга (то есть операция проводится в условиях клиники, а не на дому), то все эти препараты, даже при наличии побочных действий — благо. А вот проведение операции без анестезии означает точную смерть. Анестезия для того и придумана, чтобы пациенты переносили операции.

Но не стоит забывать, что бывают различные феномены, которые невозможно предугадать. Например, очень редко встречается такая вещь, как злокачественная гипертермия. Это генетический дефект гена, и на некоторые анестетики проявляется реакция, которая скорее всего приведёт к гибели. Такой фактор, как аллергия на наркоз, в современной анестезиологии уже давно не существует. Это некий миф, который придуман людьми, которые не совсем анестезиологи и пытаются таким образом оправдать свои неудачи.

 

— Сказывается ли в дальнейшем общий наркоз, а также количество процедур, проведённых под анестезией, на здоровье пациента и продолжительности его жизни?

— В нашей практике есть очень много примеров, когда анестезия назначается пациенту чуть ли не каждый день, например, при облучении опухоли пять дней подряд небольшими фракциями, что проводится под анестезией. Есть такие пациенты, которые при лечении получали по 15-18 анестезий за год. На продолжительности жизни, при условии их заболеваний, это никак не сказалось.

В нашей клинике каждая точка манипуляции оборудована кислородом, и есть стойки с ингаляционной анестезией, что является безопасным методом, как мы уже говорили. То есть мы можем сделать анестезию и на рентгене, и на лучевой терапии, и на КТ, и при санации ротовой полости. У нас 9 наркозно-дыхательных аппаратов – парк, для многих клиник недоступный.

Более того, у нас бывают пациенты, которым проводятся такие операции, как трансплантация кости. При такой операции пациент находится в наркозе по 10-12 часов. После он проходит интенсивную терапию, 2-3 дня находится в реанимации на различных средствах контроля, но даже при наличии сопутствующих заболеваний животные успешно переносят эту операцию. Но для того, чтобы ваш питомец смог своевременно вернуться домой, работает целая команда специалистов. И анестезиолог в ней – одно из важнейших звеньев. Именно он изначально принимает решение о возможности и целесообразности проведения операции и отвечает за состояние пациента. Сами владелец никогда не сможет адекватно решить, перенесёт питомец процедуру под общей анестезией или нет. Это глубочайшее заблуждение, которые навязывается владельцам непрофессионалами.


Ваше имя (обязательно)

Ваш E-Mail (обязательно)

Ваш комментарий